Алексей Пестряков: «Те, кто хочет заниматься наукой, у нас имеют все возможности»

Недавно в ТПУ определили самых цитируемых ученых-политехников. Лидером по числу публикаций в базе данных SCOPUS стал сотрудник, у которого насчитывалось 153 научные статьи. Самый высокоцитируемый ученый из ТПУ (по индексу Хирша) имеет 131 публикацию, которую процитировали 2846 раз. Для чего ученым необходимо повышать научную цитируемость и как быть в тренде мировой науки – в интервью с проректором по научной работе и инновациям Алексеем Пестряковым.

– Мы подсчитываем индекс цитируемости (индекс Хирша) ученых Томского политехнического университета каждый год, отмечаем рост: в 2010-м году он составлял 25, в 2011 году – 29, в 2012 году – 31. Это неплохой показатель научной активности ученых для университета, а что он значит для самих ученых, для людей, которые занимаются наукой?

– Индекс Хирша сейчас считается основным наукометрическим показателем ученого, причем международным, потому что он, с одной стороны, отражает количество опубликованных статей, с другой – что еще более важно – его цитируемость. По индексу Хирша можно определять, насколько научные исследования конкретного ученого востребованы в мире, являются актуальными и признанными международным научным сообществом.

– Что нужно делать университету и самому ученому, чтобы показатели публикационной активности росли?

– Заниматься исследованиями, которые дают не только статьи как таковые, но и интересны другим ученым. Ссылки на статьи как раз показывают, насколько интересно ваше исследование. Можно работать исключительно на публикацию статей, но если там будут нулевые ссылки, это будет показателем того, что никому, кроме тебя, твои исследования не нужны.

– Как ученому определить, какие темы интересны мировой науке?

– Для этого нужно читать научную литературу. У нас есть сейчас доступ к большинству международных признанных журналов на английском и русском языке. К сожалению, до сих пор многие просто не умеют пользоваться этими ресурсами, потому что у нас долгое время не было к ним такого широкого доступа. На самом деле, если постоянно не держать руку на пульсе международных публикаций по твоей области, отстанешь очень быстро.

Случается, что ученый работает-работает в какой-то области, потом оказывается, что либо все уже давно ушли вперед, либо этой областью никто не занимается, потому что она признана тупиковой. Чтобы избежать этого, у той же базы данных Scopus или издательства Elsevier есть ряд механизмов, которые позволяют оценивать компетенции ученых: востребованность их исследований на рынке, темпы роста, научный рейтинг. Мы сейчас плотно занимаемся анализом нашей публикационной активности, оцениваем компетенции в ТПУ. Например, мы выяснили, что больше всего у нас публикуются химики и физики.

– Говорят, что формировать научные интересы нужно со студенческой скамьи. Как студентам получить доступ к научным журналам и научным базам, чтобы держать руку на пульсе?

– На всех кафедрах есть компьютерные классы. В университете действует W-Fi, поэтому если компьютер подключен к сети ТПУ, никаких проблем нет войти в базу данных, например Science Direct и другие. В этом году база Scopus стала открыта для политехников – любой из сети университета может зайти и посмотреть свой индекс Хирша, найти литературу по своей теме. Для того, чтобы сделать открытой для наших сотрудников и студентов эту базу, мы вложили достаточно большое количество денег, но без этого невозможно двигаться в мировую университетскую элиту.

– Программа повышения конкурентоспособности ТПУ среди ведущих мировых научно-образовательных центров предполагает, что в 2020 году на одного научно-педагогического работника будет приходиться по 4,7 статьи в базах данных Scopus и Web of Science, а средний показатель цитируемости на одного сотрудника составит 11,1. Какие меры были приняты в этом году для увеличения публикационной активности?

– Во-первых, мы отработали систему публикаций трудов наших конференций в международных журналах, которые входят в базу данных Scopus. Мы уже определили туда материалы четырех конференций. Это хороший инструмент для всех – и для уже известных ученых, и для молодых ученых, аспирантов и даже студентов. Второй момент, который мы сейчас разрабатываем, связан с нашей победой в конкурсе на государственную поддержку ведущих университетов на продвижение в топ-100. Мы получим очень серьезные финансовые средства именно на человеческие ресурсы – на приглашение к нам ведущих ученых, постдоков, на программы академической мобильности. Все это позволит, если мы грамотно распорядимся деньгами, поднять базовый уровень наших исследований, наладить международную кооперацию, которая в современном мире играет определяющую роль в академической репутации университета – одном из главных показателей уровня вуза в международных рейтингах. Статьи, где фигурируют авторы нескольких стран, гораздо быстрее проходят в международные высокорейтинговые научные журналы.

Таким образом, основные наши средства мы направим на развитие кадрового потенциала, в первую очередь научного. Общая тенденция такая – каждый студент на старших курсах (и не только старших) должен заниматься наукой, все преподаватели должны заниматься наукой.

Сейчас много преподавателей, которые ведут только занятия. Наша задача – всех втянуть в плодотворную научную деятельность. Мы эту систему уже начали отрабатывать несколько лет назад, она каждый год совершенствуется. Понятно, что в процессе выявляются то одни недостатки, то другие.

Те же стимулирующие надбавки через какое-то время вызывают привыкание, приходится еще что-то придумывать, чтобы людей расшевеливать. Нужно вводить и отрицательные стимулы, одними поощрениями не добьешься нужного результата. Всегда остается часть людей, которым достаточно того, что у них есть сейчас, и нет никакого желания куда-то двигаться. А наша задача – всех настроить на активную научную работу, а в первую очередь всем создать для этого материально-технические и информационные условия.

Надо сказать, что те, кто хочет заниматься наукой, у нас имеют все возможности. Во-первых, мы закупили новейшего оборудования больше чем на 1 млрд рублей, которое может использовать любой сотрудник ТПУ в центрах коллективного пользования. Мы подписались на библиотечные базы данных – имеется возможность читать современную научную литературу. Мы развиваем современную систему обучения английскому языку для студентов и преподавателей, чтобы облегчить им выход в мировое научно-образовательное пространство.

Наконец, мы приглашаем ведущих ученых, набираем аспирантов: нам дали возможность в этом году принять 200 очных аспирантов на бюджетной основе. Это большая цифра, особенно по сравнению с другими университетами, у многих из которых либо сократили, либо вообще закрыли аспирантуру.

Сейчас мы будем приглашать ведущих зарубежных ученых, у которых есть чему поучиться.

Аргумент «Я не занимаюсь наукой, потому что у меня нет возможности этого делать» уже не работает. Все возможности мы создали и создаем.

– Уже известно, каких зарубежных ученых в следующем году пригласит ТПУ?

– Некоторые ученые у нас уже сейчас работают, например профессор Михаэль Крёнинг. Еще с целым рядом ученых идут переговоры, часть из них приедет уже в декабре почитать лекции, а часть мы планируем пригласить в следующем году на длительную работу по научным тематикам. В основном эти ученые будут из европейских стран – Англии, Франции, Дании, Германии, Чехии.

У нас три мегапроекта, по всем мы собираемся создавать международные лаборатории, а также лаборатории за рамками мегапроектов, которые обещают выдать высокую эффективность и по части привлечения средств, и в части публикационной активности. Мы предполагаем порядка 10–12 лабораторий сделать совместно с Российской академией наук, уже есть договоренность, часть лабораторий будут также международные. Мы договорились создавать совместные лаборатории с Томским государственным университетом, не оставляем без внимания и другие вузы томского консорциума.

– Уже давно идет речь о том, что в университете будет создан некий орган, который будет оценивать разработки ученых ТПУ с точки зрения их рентабельности. Он уже существует?

– Это будет Международный научный совет. Положение об этом совете мы уже разработали, сейчас идет формирование его состава. Он будет состоять практически полностью из ведущих мировых ученых. Их задачей будет экспертная оценка наших проектов, консультации о том, куда нам двигаться, чтобы мы были в трендах мирового развития науки и технологий, помощь в продвижении бренда Томского политехнического университета за границей, в установлении международных контактов с ведущими научными центрами и университетами мира, в рекрутинге – приглашении зарубежных ученых, профессоров в ТПУ. Возглавлять этот совет согласился нобелевский лауреат Дэн Шехтман. Это будет достаточно авторитетный орган управления наукой.

– То есть наши ученые смогут обращаться к ним за советами по продвижению своих проектов?

– Не только смогут, все крупные проекты будут проходить экспертизу в Международном научном совете. Важно мнение не только самого ученого. Я сам как активный ученый могу сказать, что свои разработки всегда кажутся самыми нужными, важными, без которых вообще весь мир умрет. Понятно, что это не всегда объективно, поэтому внешняя оценка всегда важна, особенно международная.

news.tpu.ru