Дан Шехтман: «Я человек любознательный»

Нобелевский лауреат рассказал в интервью нашей газете о том, чем он может быть полезен Томскому политехническому университету.

— С декабря прошлого года Вы возглавляете Международный научный совет Томского политехнического университета. Что, на Ваш взгляд, нужно сделать вузу для продвижения в число лучших мировых научно-исследовательских центров?

Считаю, у Томского политехнического есть все возможности, чтобы он зазвучал в мире как ведущая научная университетская площадка. Мы должны сделать все, чтобы ТПУ поднимался все выше и выше по ступенькам к этой цели, в том числе в мировых университетских рейтингах, например в Шанхайском. Этот рейтинг основан на оценках других университетов. Значит, чтобы подняться в нем, нужно, чтобы ваших профессоров хорошо знали в международном научно-образовательном сообществе. Университеты — это, прежде всего, профессора. Не администрация, не студенты, а именно профессура. Чем они известнее, чем «громче» их имена, тем выше рейтинг университета. Конечно, администрация очень важна, а обучение студентов — это цель любого вуза. Но опора, отправная точка — все-таки профессора.

— Что нужно для того, чтобы повысить известность ученого в мире?

Существует несколько, в общем-то простых, вещей, которые необходимо выполнять. Первое — публиковаться на анг­лийском языке. Если вы публикуете статьи на русском языке, вас и прочитают только в России. За ее пределами никогда не узнают, что вы существуете.
Знание английского языка — это главное. Это для сотрудника университета должно быть сильнее, чем обязанность. Мне кажется, для ТПУ было бы интересным решением проводить некоторые внутренние совещания и другие мероприятия на английском. В Технионе, сошлюсь на наш опыт, выпускники магистерской программы выступают перед преподавателями, как правило, на иврите. Но перед выступлением присутствующим задается вопрос: «Все ли понимают и говорят на иврите?». Если хоть один говорит «нет», аудитория тут же переходит на английский — легко и без напряжения.

Второе — это процедуры по продвижению университета, повышению его известности в мире. Бренд ТПУ должен быть узнаваем. Третье — научиться представителям разных факультетов, институтов контактировать друг с другом, работать вместе, достигать успеха в совместных проектах. И четвертое — должно быть достаточно денег для того, чтобы проводить хорошие научные исследования. Средств на покупку оборудования, оснащение новых лабораторий.
Приведу еще пример. Технион входит в число 60 лучших университетов мира. Когда к нам приходит новый сотрудник, университет выделяет ему один миллион долларов на создание лаборатории. На эти деньги ученый закупает необходимое оборудование, готовит базу для проведения актуальных исследований. И больше от университета финансовой поддержки не получает — лаборатория работает за счет грантов, самостоятельно привлекает заказы на исследования, подбирает штат, студентов — будущих PhD.
Поэтому процесс отбора наших новых сотрудников — это серьезная, трудная и очень строгая процедура. Они должны быть экспертами в своей области. При трудоустройстве они представляют детальную программу того, чего они хотят добиться. Должны доказать, что имеют опыт привлечения инвестиций для своих научных исследований. Если опыта нет, то и говорить не о чем.

И, конечно, это должен быть человек интернациональный, известный мировому научному сообществу. Вообще процедура выдвижения и приема на работу новых сотрудников должна быть очень чистой и прозрачной, сфокурсированной на целях и задачах университета.

— Можете ли Вы поподробнее рассказать о том, как это делается в Технионе?

 Разумеется. Допустим, руководитель факультета решает продвинуть на профессорскую должность одного из сотрудников. Он готовит документы и делает представление в комитет, состоящий из профессоров этого факультета. Каждый тщательно изучает это «досье» и составляет свое мнение: насколько важны и интересные исследования, которые проводит кандидат, имеют ли высокую цитируемость его публикации и так далее. Если общее мнение профессоров положительное, руководитель факультета направляет письмо какому-нибудь известному ученому, занимающемуся схожей научной проблематикой, например в Берлинском университете или университете Парижа, с просьбой оценить исследовательские качества претендента. В случае одобрения представленной кандидатуры, она выносится уже на профессорский комитет всего Техниона. Если все говорят «да», дело поступает в финальный комитет во главе с ректором. Интересно, что на каждой стадии процесс продвижения может быть остановлен, если кандидатура кем-то будет забаллотирована. И этот человек в течение двух лет не имеет права снова выдвигаться. Но и ректорский комитет — это еще не последняя точка. После его положительного вердикта в университете публикуется объявление с обращением ко всем сотрудникам: такой-то сотрудник предлагается но новую должность, имеются ли возражения? Как правило, возражений не бывает, но иногда случаются. В целом вся процедура занимает достаточно большое время, до одного года.

— В ходе нынешнего визита Вы имели возможность подробно ознакомиться с научно-образовательными институтами ТПУ, теми исследовательскими проектами, которые выносятся, в том числе на экспертизу Международного научного совета. Каковы Ваши впечатления от увиденного?

Да, у меня была возможность посетить несколько подразделений ТПУ, получить некоторые устные презентации о будущих программах и проектах. Эти программы будут детально изучены членами Международного научного совета. Сейчас мы обсудили ряд вопросов в режиме видеоконференции через Skype и договорились о том, что в сентябре соберемся в Томске уже «физически», а не виртуально. Должен отметить, что состав совета подобрался высококлассных ученых, представляющий ведущие научно-образовательные центры Канады, Австрии, Германии, Израиля. Это очень хороший состав. Что касается представленных университетом проектов, отмечу те, которые связаны с созданием материалов для экстремальных условий. Перспективная тема. Многие устройства, созданные человеком, достигли определенных пределов. Например, самолеты. Они становятся, конечно, более безопасными, более доступными, но не более быстрыми. Как 50 лет назад самолет летел из Москвы до Парижа четыре часа, так и летит сегодня. Сравните с прогрессом в информационных технологиях: 50 лет назад вы ждали ответа на свое письмо несколько дней или недель, теперь при помощи современных средств коммуникации вы получаете ответ через несколько секунд. В телекоммуникациях мы видим результат революции — это появление полупроводников, кремниевых проводников и так далее. Все базируется на мате­риалах. Материалы не позволяют пока самолетам развивать большую скорость, поэтому их прогресс менее ощутим.
Перспективными являются и другие проекты ТПУ. Это неразрушающий контроль, телекоммуникационные системы и другое. У нас есть время все это хорошо изучить и сделать в сентябре свое заключение.

Сейчас у нас две миссии: рекомендовать, что сделать для улучшения статуса университета в мире, и определить, какие проекты должны быть запущены в первую очередь.

— Нет ощущения после более подробного знакомства с вузом: «Боже, куда я ввязался!»?

Нет. У меня есть жизненная установка: я никогда не жалею о том решении, которое я когда-либо принимал. Если я когда-то решил что-то сделать, я сделаю все, чтобы выполнить свою работу на хорошем уровне.

Я читал лекции в университете Техаса и был признан одним из лучших преподавателей университета. Мне тогда сказали: «Мы видим, что вы любите преподавать!». Я ответил, что на самом деле преподавать я не люблю. Просто то, что я делаю, я стараюсь в любом случае делать хорошо.

Для меня работа руководителя Международного научного совета Томского политехнического университета — очень важна, я буду рад, если окажусь полезен вузу.
Я вообще по жизни человек очень любознательный. Мне было интересно посмотреть, как у вас устроена работа лабораторий, пообщаться с сотрудниками. Я пытаюсь изучить как томскую академическую, научную культуру, так и Томск, что из себя люди Томска представляют. Для меня это ценный дополнительный опыт.