Эксперт: «Томск может стать регионом стартапов наподобие Израиля»

Томская область идет по пути развития Израиля, считает международный эксперт, консультант в области стратегического управления инновациями и наукоемкого предпринимательства Марат Капелюшник. 

— Во время своего первого визита в Томск в 2011 году вы сравнили наш регион с Израилем в сфере образования и инноваций. Сохранилось ли это сходство, учитывая, что сегодня Израиль считается страной стартапов?

— Что я увидел, когда приехал в Томск в первый раз: во многом регион напоминал то, что было когда-то в Израиле 20 лет назад. Здесь есть высокая концентрация академической разработки, университеты, небольшие инновационные компании и желание развивать эту сферу. Кроме того, в Томске и Израиле нет внутреннего рынка. Я увидел, что регион интересен, есть большой потенциал.

Надо понимать, что Израиль стал страной стартапов относительно недавно, а еще в 1991 году в стране никто об этом не говорил. Израиль развивался по определенному пути, и у Томска есть возможность идти своей "проторенной тропой" и другими темпами.

Сейчас в Томске есть большая нехватка венчурного капитала, менторов и профессиональной экосистемы, недостаточно присутствие корпораций — корпоративных инвестиций в компании, центров разработок и исследования (R&D-centres), корпораций, которые участвуют в развитии области. Когда-то так было и в Израиле.

Сегодня я и другие эксперты предлагаем крупным российским и международным корпорациям обратить внимание на потенциал Томска, который, пожалуй, один из самых высоких в России и с хорошими шансами на реализацию.

— Как вы в целом оцениваете проекты томских компаний, стартапы?

— Сегодня в Томске есть уникальные разработки и исследования мирового уровня, малая часть из них реализована через компании и стартапы. С другой стороны, создано много компаний по принципу "копирования". Такие компании разрабатывают продукт по подобию зарубежной успешной модели и пытаются его "сделать заново" с адаптацией для российского рынка.

Эти компании отличаются российской спецификой, но нередко они могут быть сопоставимы со своими международными конкурентами. Я не считаю, что это плохо или недостаточно инновационно. Это нормальный принцип бизнес-инновации, в котором участвуют много успешных компаний, например, в секторе электронной торговли (e-commerce).

Сильная университетская среда Томска накладывает отпечаток и на культуру стартапов региона. Как правило, сегодня на первое место они ставят технологию (продукт), а команду и возможность выхода на рынок — на последнее. А для привлечения инвестиций должно быть все в целом.

Поясню. Профессиональному инвестору кроме уникальной технологии и размера потенциального рынка важна не меньше команда стартапа, в который он вкладывает деньги. Именно та команда, которая сможет реализовать возможности разработанной инновационной технологии или бизнес-идеи. В команде должны быть технические и коммерческие лидеры, готовые работают вместе и понимают правила игры на рынке.

Рынок и продукт стартапа могут меняться, может меняться стратегия всего проекта, но если есть команда профессионалов, умеющих быстро и эффективно реагировать, то шансы стартапа будут гораздо выше и намного интереснее для инвесторов и бизнес-партнеров.

Хорошая технология или продукт — это, конечно, один из важных факторов, но он не является главным для успеха стартапа. В России мне часто показывают обратное. Говорят, мол, у нас очень интересная технология, а у команды нет бизнес-опыта, нет понимания, что такое рынок и как на него выходить.

Чаще в таком случае лучше лицензировать технологию и (или) результаты интеллектуальной собственности, чем развивать стартап без команды и инвестиций. Кстати, это одна из типовых моделей для университетов. Если же команда стартапа сумеет набрать необходимых руководителей и экспертов, то шансы у нее есть.

Еще могу отметить, что в России и Томске появились успешные и опытные инновационные предприниматели, которые прошли уже не один раунд инвестиций и выращивали компании. Они запускают новые стартапы, они уже понимают, что важно на рынке, а что нет. Можно их привлекать в консультативный совет компании (advisory board) и на их предыдущих ошибках и опыте учиться развиваться.

— Что необходимо сделать в первую очередь для того, чтобы Томская область была успешной в сфере наукоемкого предпринимательства?

— В Томской области хорошие человеческий и научный потенциал, которые можно реализовать с большим успехом. Первые шаги можно делать, как по шаблону, на примере других. Например, как я уже говорил, в Израиле нет внутреннего рынка, поэтому мы работаем с международными стандартами на международном рынке.

Абсолютное большинство создаваемых стартапов с первого дня сразу должны отвечать мировым запросам и стандартам. Это должны делать и томичи. Смотреть глобально и быть готовыми к потенциальной инвестиции, продаже или выходу на биржу, а для этого быть готовым к прохождению due-diligence (коммерческий, технологической, юридической и финансовый аудит).

Набор критериев для due-dilligence небольшой. Компания должна на уровне уставных, коммерческих документов и бухгалтерии делать все четко, прозрачно, чтобы инвесторам было все понятно. К примеру, надо прописать: когда создана компания, сколько инвестировано, кто является инвестором и какие доли у кого в компании, кому и как принадлежит интеллектуальная собственность.

Непрозрачность, непонятные и неправильно оформленные документы — одна из основных причин отказа инвесторов. Потенциально много компаний могут привлечь инвестиции, но не все стартапы соответствуют этим базисным требованиям.

У Томской области, как и у Израиля, есть еще одно препятствие — вы территориально далеки. Поэтому важно создать эффективную региональную экосистему, которая сама бы работала и подпитывалась извне, за счет выстраивания отношений с национальной и международной инновационной экосистемой. Это возможно. Это путь развития Израиля.

— На ваш взгляд, ситуация на Украине, реакция Запада и введение санкций против России скажется на сотрудничестве международных инвесторов с российскими стартапами?

— Ситуация, безусловно, каким-то образом повлияет, но не думаю, что речь идет о "железном занавесе". Геополитическая ситуация всегда где-то в мире нестабильная, и мы в Израиле знаем это очень хорошо. Но глобально построенный инновационный бизнес, как правило, работает, несмотря на все конфликты.

Российским стартапам в целом и томским в частности надо рассматривать международные рынки несмотря ни на что. На хорошие стартапы инвесторы всегда будут. И я надеюсь, что инновационный бизнес будет развиваться со всеми важными странами и регионами.

— В каких сферах наиболее успешны российские компании?

— В последние годы очень неплохо работают компании и стартапы во всем, что касается IT-технологий, но именно те, кто с первого дня смотрит на международный рынок. Хорошо развиваются компании в области e-commerce, Cloud (облачные технологии), Big Data (большие данные) и social networks.

Новые разработки и исследования имеют шанс быть успешно реализованы в новых материалах и нефтехимическом секторе. Также хочу отметить, что российские университеты могут быть очень успешными в вопросах коммерциализации и выращивания стартапов. Это формула звучит так: "университет + крупная корпорация + стартап +венчурный фонд".

Когда университет понимает рынок, то выстраивается механизм его работы с промышленностью, крупными корпорациями на коммерческой основе. Это дает инвестиции в стартапы при университете. А далее появляется возможность выращивать при университете уже коммерчески настроенные команды, которые могут оперировать на языке бизнеса, которые готовы для дальнейших инвестиций и работы с крупными корпорациями.

— У вас есть опыт продвижения таких моделей в России?

— Да, мы работаем очень много над этой тематикой, первые фонды появятся в ближайшие месяцы уже при некоторых университетах России. В Томске ведутся переговоры с рядом ваших ведущих вузов.

— Вы часто выступаете с лекциями для стартаперов и студентов. Какие советы вы им даете?

— Рассказываю, что не нужно делать. Во-первых, не надо думать, что кто-то из успешных предпринимателей всегда умел делать то, что делает. Все когда-то что-то делают в первый раз. Не надо бояться работать и ошибаться. Надо не стесняться перепроверять себя и спрашивать совета у других.

Во-вторых, не нужно ограничивать поле деятельности и потенциал роста. Всегда смотрите шире, не бойтесь мечтать и думать в масштабе и глобально. Важный фактор — нужно окружать себя людьми, с которыми ты на самом деле хочешь расти и работать, большинство времени в стартапе придется проводить именно с ними.

В-третьих, нужно брать деньги только у тех инвесторов, с которыми ты хочешь работать. К сожалению, множество хороших стартапов закрылись именно из-за инвесторов. Не нужно брать деньги только ради денег. Инвестор — это твой партнер.

— Ваш нынешний визит связан с созданием в Томске нефтехимического кластера…

— Все верно. В настоящее время в Томске выстраивается нефтехимический кластер. Мы привезли с собой одного из наших партнеров, чтобы понять, чем он может помочь Томску, как может внести международный опыт, технологии и связи в создаваемый кластер. Это одна из ведущих международных компаний на рынке. Рассматривается также возможность создания на базе ОЭЗ Томска ее центра.

Представители корпорации встречаются с администрацией региона, с университетами, с компаниями. Мы изучаем более детально все идеи и предложения.

— Насколько значимо в развитии Томской области создание нефтехимического кластера?

— Это очень важный этап в развитии региона, один из инструментов, который позволяет работать с сильной и значимой индустрией, вывести на российский и международный рынок то, что разработано, переработано и изготовлено на томской земле.

При правильном развитии кластера можно рассчитывать на возможность привлечения крупных инвестиций на государственно-частном партнерстве, и это еще один пример, который позволяет региону привлечь дополнительное капиталовложение в экономику и развивать инновационную экосистему.

РИА Новости