Михаил Головатов: «Инновации из России выглядят достойно»

Михаил Головатов руководит Томским региональным инжиниринговым центром (ТРИЦ). Это организация инновационной инфраструктуры Томской области, которая обеспечивает связь между подготовкой инновационной разработки и ее выходом на рынок.

— Михаил Александрович, какие задачи ставит перед собой ТРИЦ?

— Мы работаем с малым и средним бизнесом. У нас в области таких предприятий достаточно много, но есть определенные барьеры, которые мешают им развиваться. Один из них — это информационный тупик. Дело в том, что инновации создают, в первую очередь, сотрудники либо научных, либо образовательных учреждений. Они зачастую недостаточно представляют себе, как вывести продукт на рынок, как наладить промышленное производство. Мы выступаем в качестве так называемого «единого окна». К нам будут приходить предприниматели и получать юридическую, техническую и другую помощь. Поэтому одна из задач нашего центра — помогать таким инноваторам, что называется, быть в теме. Другая наша задача — софинансирование инжиниринговых услуг для предприятий.

— С какими проблемами к вам чаще всего обращаются?

— Проблемы бывают разные: документация, отсутствия нужных связей, вопросы управления. Например, один проект, связанный с газогенератором, который не был в полной мере инновационным, но имеет большое значение для региона. Разработчики воплотили в жизнь идею, как получать энергию из древесного мусора. Появилась проблема с фильтрацией газа, проект встал, сроки стали срываться. Но подключились мы и подключили научного сообщество: Томский государственный университет (ТГУ) и Томский государственный архитектурно-строительный университет(ТГАСУ). Проблема была решена.

— А в чем заключаются проблемы, связанные с управлением?

— Прежде всего, это отсутствие кадров. В Томске есть много людей, которые могут создать перспективную разработку, но управлять процессом внедрения ее в жизнь зачастую не могут. Могу привести недавний пример. Весной этого года появился проект по созданию оборудования для сушки и гранулирования грибов. Этот проект интересен и востребован для нашего региона, потому что есть сырье в регионе и в пределах транспортной доступности пищевые комбинаты для сбыта. Это было интересно даже одному ресторану. Что получилось в итоге? Проект прошел у нас по конкурсу софинансирования, была проведена работа по разработке и изготовлению опытного образца, но в дальнейшем вести все дела захотел автор разработки. Ему предлагали ввести внешнего управляющего, найти инвестиции. Но он не соглашался, хотя это был единственный выход. На данный момент мы до сих пор продолжаем переговоры с владельцем. А дело не сдвинулось с мертвой точки.

— Расскажите подробнее о конкурсе софинансирования?

— Мы отбираем проекты по трем критериям: инновационность, коммерческая привлекательность, социально-экономический эффект. На мой взгляд, эти критерии наиболее полно отражают востребованность проекта на рынке: для получения нашей поддержки разработка должна быть новой, должна иметь свою нишу на рынке и перспективность для региона, которая бы выражалась в виде новых рабочих мест и увеличения налоговых отчислений.

— Сотрудничаете ли вы с университетами?

— Да. Мы стараемся максимально привлекать научный потенциал наших вузов для решения задач, встающих перед нашими инноваторами. Также мы были одними из инициаторов создания школы промышленного дизайна в ТПУ, эта идея развивается, при ТПУ успешно работает Центр промышленного дизайна. Работаем и с ТГУ, где развито химическое направление, с ТГАСУ, который силен в общем дизайне и архитектуре, с Томским государственным университетом систем управления и радиоэлектроники(ТУСУР), где сильное направление веб-дизайна.

— Часто ли региональные инновации выходят на уровень страны?

— Честно скажу, не часто. В лучшем случае из ста процентов двадцать. Дело в том, что основная часть инноваций создается и выводится на рынок малыми предприятиями. И сложность заключается в представлении продукта крупному игроку. У нас инновации, которые выходят на рынок страны или мировой, это чаще всего проекты, связанные с фармакологией. Но в нашей практике был интересный проект, совместный с группой компаний DI-Group, связанный с разработкой универсальных чернил. На базе этого они разработали 3D ручку, которая вышла на мировой уровень.

— Если сравнить инновации в России и мире, можно ли сказать, что наша страна конкурентоспособна?

— Более чем. Инновации, которые выходят именно из научной сферы в России, выглядят достойно. Просто в Европе, например, другое понимание термина «инновации». Если у нас это должен быть совершенно новый продукт, то в Европе могут взять имеющийся продукт, зачастую уже не выпускающийся, вывести его на рынок и считать это инновацией. Я считаю, что это неправильный подход. Не буду спорить, число инноваций в России даже за последние несколько лет уменьшилось. Но, может, это путь к более качественным продуктам. Сейчас больше появляется инноваций прикладного характера. Больше инноваций направленного действия, то есть тех, которые закрывают какие-то «пробелы», изначально ориентированных на конкретный сегмент рынка. На мой взгляд, в большинстве изобретений европейским коллегам тягаться с нами сложно.

Эксперт.Ру