Не выживание, а поиск возможностей

В канун Дня российской науки, который отмечается завтра, 8 февраля, мы пригласили гостем редакции заместителя министра образования и науки Людмилу Огородову. Напомним, что в министерстве она курирует департамент аттестации научных и научно-педагогических работников и департамент науки и технологий.

— Людмила Михайловна, в 2014 году какие произошли самые значимые, на ваш взгляд, события в государственной политике в научной сфере?

— Одно из главных событий минувшего года — это реализация Закона «О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Или, проще говоря, реформа РАН. Главной ее задачей была организация в России конкурентоспособного сектора фундаментальной науки. Поэтому данный закон коснулся не только Академии наук, но и потребовал создать новые, сопутствующие инструменты государственной политики, которые должны не только «запустить» сам закон, но и сопровождать его реализацию.

Назову несколько таких инструментов. Это соглашения между Федеральным агентством научных организаций (ФАНО) и РАН, а также между РАН и Минобрнауки по реализации функций Российской академии наук, которые предусмотрены вышеуказанным законом. Некоторые функции в соглашении были обозначены явно — это экспертиза, подготовка предложений по приоритетным направлениям развития фундаментальной науки, оценка результативности и эффективности работы научных организаций. Был прописан и ряд неявных, косвенных функций. Например, участие РАН в выборах директоров академических институтов, в работе научно-координационного совета ФАНО; функции, связанные с развитием материальной инфраструктуры институтов ФАНО; участие в формировании государственного задания институтов ФАНО и другие.

Таких «стыковочных» функций в соглашениях оказалось достаточно много, они давали понять, что сегодня в российской фундаментальной науке будет работать принцип «двух ключей». Президент поручил снять все вопросы по взаимодействию и разграничению функций, что и было сделано.

Другой инструмент государственной политики, очень важный и для ФАНО, и для Минобрнауки, и для академии, — это межведомственная оценка результативности научных организаций. Важно понять, что из себя представляют академические, отраслевые институты и вузы, где сосредоточен потенциал отечественной фундаментальной науки, насколько эффективно работают те или иные исследовательские группы. Нормативная база разработана и запущена в 2014 году.

Следующий инструмент — это государственный заказ на фундаментальные научные исследования. Бюджет ФАНО 2015 года основан на модели государственного задания, основные механизмы которой разработало наше министерство, в пилотном режиме успешно апробировав ее в вузах.

Другой инструмент, сопутствующий реализации закона о реформировании академии, - это новые механизмы финансирования науки, определяющие «мандат» на поддержку фундаментальных и прикладных работ для разных инструментов. Они стали более прозрачными и закреплены в законе о науке. Благодаря этому инструменту в 2014 году эффективно заработали и Фонд перспективных исследований, и Российский научный фонд, который взял на себя грантовое финансирование достаточно крупных проектов. Причем не только научных организаций, но и исследовательских групп и даже отдельных лабораторий.

Другой важный инструмент — это закон, принятый в 2014 году и связанный с внесением изменений в Трудовой кодекс. Было впервые введено регулирование труда научных работников, которое, на наш взгляд, увеличивает комфортность их работы. Во-первых, аттестация теперь защищает их от административного прессинга, что важно для демократичной научной среды. Это обеспечивает научному работнику самодостаточность, защищенность, независимо от того, «уживчивый» или «неуживчивый» он человек. Во-вторых, закон будет служить основой для заключения с ученым эффективного контракта. В-третьих, возрастные ограничения, прописанные в законе, дают возможность для карьерного роста молодым научным работникам. Благодаря этим нововведениям многие ученые, наши бывшие соотечественники, состоявшиеся на Западе, рассматривают возможность возвращения на Родину.

И наконец, очень долго лежал под сукном закон о наукоградах, который в минувшем году был доработан, внесен в Государственную Думу России, прошел первое чтение и, очень надеемся, будет рассмотрен на весенней сессии 2015 года.

— В контексте последних событий планируется ли корректировка приоритетных направлений развития науки и техники, критических технологий РФ? Будут ли изменения в процедуре формирования государственных заданий на фундаментальные и прикладные исследования?

— Несомненно. Современный геополитический вызов российской экономике, всему российскому обществу также обращен и к нашей науке. В рамках этого вызова отечественная наука решает две основные задачи. Первое — это участие в программах импортозамещения. Причем технологии импортозамещения не должны быть «догоняющими», а опережающими западные. Вторая задача, поставленная перед нами президентом России в его послании, а также правительством РФ, - это развитие новых секторов экономики. Это Национальная технологическая инициатива, основанная в первую очередь на форсайте отечественного высокотехнологичного бизнеса, а также мер регулирования, которые необходимы для содействия его развитию. Цель - формирование скоординированной программы исследований, которую можно реализовать в виде новых секторов экономики самого высокого уровня. К нынешнему экономическому кризису в министерстве относятся с точки зрения новых возможностей, открывшихся перед отечественной наукой. Каждое оперативное совещание в нашем министерстве проходит в следующем ключе — нет темы недостатка денег, есть тема выбора приоритетов. При этом отношение к имеющимся рискам должно быть более ответственным и внимательным.

— Как будет совершенствоваться, корректироваться новая схема управления институтами объединенных академий, переданных в ведение ФАНО? Как новая схема управления показала себя в ушедшем году, какие открыла новые возможности институтам, какие поставила задачи перед министерством?

— Во-первых, в конце 2014 года при ФАНО приступил к работе научно-координационный совет, который является инструментом координации компетенций Академии наук и задач по развитию приоритетов в институтах ФАНО.

В ушедшем году новая схема управления сработала эффективно. Не произошло задержки финансирования, государственное задание было обеспечено. Первоочередная задача 2015 года - выстраивание приоритетов в сфере фундаментальной науки, что для России будет новым: предполагается часть финансирования распределить через тематическое финансирование фундаментальных исследований. Что сейчас нужно сделать? Президентом поручено провести реструктуризацию сектора фундаментальной науки, в котором помимо ФАНО, РАН и вузовской науки есть фонды, такие как РНФ, РФФИ, РГНФ и другие. Например, собственный фонд РОСНАНО. Возникает вопрос: чем он будет заниматься?
Для всех «игроков» на поле фундаментальных исследований должны быть выработаны единые приоритеты (конечно, какая-то часть остается своя): согласно поручению президента РФ, и на основе перспективной программы фундаментальных исследований объединив ресурсы (инфраструктурные, организационные, материально-технические и прочие) всех вышеперечисленных участников.

— Каково место томских ученых на карте российской науки?

— Недавно в Томске прошло совещание совета Российского союза ректоров. Там отмечалось, что Томск принимает активное участие в новых серьезных инструментах развития науки. Например, наш регион является одним из лидеров по реализации 220-го постановления правительства (привлечение ведущих в мире ученых), по реализации мероприятий ФЦП «Исследования и разработки», принимает участие в создании инжиниринговых центров.

В марте я планирую приехать в Томск, чтобы познакомиться с уникальным инжиниринговым центром в области живых систем, открытым недавно на базе ТГУ и СибГМУ. Признаюсь, его будет непросто развивать, поскольку главным индикатором эффективности любого инжинирингового центра является востребованность его услуг со стороны реальной экономики.

Надо понимать, что перед министерством не стоит задача сокращения финансирования программы ТОП-5-100 (повышение мировой конкурентоспособности российских университетов, среди участников - ТПУ и ТГУ). Однако эта программа идет «на выбывание» ее участников, и для того, чтобы томские университеты чувствовали себя уверенно, им нужно находиться в первой пятерке. В своей мартовской поездке в Томск я обязательно встречусь с ректорами ТГУ и ТПУ и их командами, чтобы посмотреть, как томские университеты проявляют себя в этой программе, удается ли им реализовать лидерство, в чем необходима поддержка. В целом же пока никаких нареканий со стороны министерства к ним нет.

— Насколько сильно влияют антироссийские санкции на интеграцию российской науки и высшей школы в мировое научно-образовательное пространство?

— Считаю, что не влияют. Зарубежные партнеры с нами успешно сотрудничают и даже предлагают сотрудничество усилить. В формальной обстановке, на различных встречах это может никак не проявляться. Но в реальной работе мы активно развиваем научные, образовательные и деловые связи с иностранными партнерами. Особо отмечу Российско-американскую ассоциацию ученых, которая в ближайшее время открывает офис в Томске. В свой мартовский визит в Томск я проведу совещание по актуализации работы этого офиса. Это и есть новые дополнительные инструменты, которые позволят компенсировать различные политические издержки.

Зарубежная российская научная диаспора прилагает серьезные усилия для поддержки взаимодействия. Один из наших соотечественников стал деканом факультета медицинской инженерии в Вашингтоне. Для нас, как региона, который желает реализовать компетенции в области фармацевтики и биомедицины, очень важно использовать такой шанс.

— В связи с падением цены на нефть вполне вероятно, что бюджетная поддержка научных исследований, высшей школы будет сокращена. Какие в данной ситуации выстраивать приоритеты?

— Глава Министерства образования и науки Дмитрий Ливанов информировал о том, что какие-то программы останутся на полном финансировании, какие-то будут пересмотрены. Приоритеты же, разумеется, будут сохранены.

— Каковы планы министерства на 2015-й и ближайшие годы?

— Министерство заканчивает выработку приоритетных направлений развития научно-технологического комплекса. Причем с учетом вновь появившихся вызовов президент продлил их обсуждение до мая текущего года. Однако можно уже сказать, что мы решили отойти от «отраслевого» принципа формирования приоритетов. Они должны отталкиваться от вызовов, стоящих перед нашей страной. Механизм реализации приоритетов будет точно изменен. Важную роль предполагается отвести Национальной технологической инициативе. На государственном, национальном уровне должны быть выработаны единые подходы к формированию приоритетов, разработке механизмов реализации и так далее. По сути, это задача завершения институциональной, экономической реформы отечественной науки, которая стартовала с законом о реформе РАН.

Другая важная задача министерства на текущий год — это запуск пилотного проекта по аттестации научно-педагогических кадров. На первом этапе в этом примут участие МГУ и Санкт-Петербургский университеты, на втором — другие ведущие вузы страны. Если "пилот" пройдет в запланированном режиме, то на третьем этапе новая модель аттестации научных кадров будет внедрена повсеместно.

Необходимо закончить дискуссии по концепту аспирантуры, будет ли диссертация итогом третьего уровня образования? Необходимо завершить нормативные требования в 2015 году и полноценно запустить аспирантуру.

— Людмила Михайловна, как поддерживаете связь с родным городом, университетом, кафедрой? Каким образом участвуете в жизни томских университетов и исследовательских учреждений?

— В Томске бывать удается достаточно часто, работать в СибГМУ продолжаю. Например, в марте буду читать лекции на своей кафедре факультетской педиатрии. В 2014 году кафедра организовала Международный консорциум по описторхозу, в котором принимают участие восемь стран. Результаты научных исследований консорциума будут широко востребованы, о чем свидетельствует интерес стран-участниц консорциума. Мы надеемся, что программа исследований получит поддержку среди мероприятий ТГУ ТОП-5-100 и предоставит преференции и нашим вузам, и региону.

— Что хотите пожелать томским ученым, преподавателям, студентам в День российской науки?

— Опыт всякого рода экономических кризисов и санкций показывает, что задача выжить - неконструктивна. Всегда более конкурентна позиция поиска возможностей. Как ни парадоксально, в связи с нынешней непростой обстановкой для людей открываются новые точки роста и направления развития. Выигрывает тот, у кого всегда есть планы на развитие.

Всем желаю успехов, здоровья и оптимизма!

«Выходной»