best websites of the world

Виктор Ширшин: «Российские институты развития меняются в лучшую сторону»

В конце февраля — начале марта 2015 году в Томском университете систем управления и радиоэлектроники откроется вторая совместная лаборатория с компанией «Элекард». Как и ряд других проектов, это начинание удалось осуществить благодаря сотрудничеству ИТ-компании с институтами развития.

О практическом опыте государственно-частного партнерства, новых разработках и планах компании «Томскому Обзору» рассказал директор «Элекарда» Виктор Ширшин.

В конце прошлого года компания «Элекард» выиграла конкурс совместно с ТУСУР. Благодаря этой победе у IТ-разработчиков появилась возможность открыть в вузе новую совместную лабораторию:

— Это новый проект в отрасли, которая находится рядом с нашей основной деятельностью, в том же направлении, которым мы занимаемся. И это уже вторая лаборатория: предыдущая функционирует уже два года (она открывалась по проекту Минобрнауки) и занимается мультимедийным пиринговым вещанием. В этом году, финальном для реализации проекта, он начнет коммерциализироваться и приносить первые доходы.

Новая лаборатория начнет свою работу в марте. Сейчас набирается группа людей, которые будут работать по проекту. В течение трех лет во второй лаборатории так же должен будет получиться продукт с совершенно новыми свойствами.

Что из себя представляет такая экспериментальная лаборатория?

— В первую очередь лаборатория — это группа людей, заинтересованных в реализации какой-то идеи. Идея — во главе, основная цель — создание хорошей креативной команды. Она формируется, в том числе и из научных сотрудников ТУСУР, также идет серьезный отбор из заинтересованной молодежи. Это студенты, аспиранты, просто инженеры-программисты, которым интересно заниматься поставленными задачами и у которых получается это делать.

В течение последних двух месяцев продолжается жесткий отбор будущих участников команды — наши тесты проходит примерно один из 20 претендентов. Сейчас команда практически укомплектована, с марта начнут реализовываться первые задачи. Помещение под лабораторию ТУСУР выделил в новом здании — хорошее, комфортное место.

Сколько человек входит в такую «лабораторную» команду?

— Штат — 5–7 человек, остальные будут выполнять определенные задачи на определенных этапах. По этому проекту, думаю, максимальный предел одновременно работающих — это 10 человек. За все время его реализации через лабораторию может пройти человек 30.

Команда — это ведь не так, что мы набрали фиксированный состав, и он работает все три года. Конечно, костяк будет оставаться, но остальные люди могут меняться — кто-то новый будет приходить, кто-то уходить.

В этот процесс мы планируем погружать и студентов, начиная с третьего курса, и тех, кто закончил бакалавриат и магистратуру. Попадая в проект и решая стоящие перед ними задачи, они будут обучаться и нашим технологиям.

Как будут участвовать специалисты «Элекарда» в этом процессе?

— С нашей стороны, конечно же, будет кураторство и менторство. Ведь идея, которой будут заниматься в лаборатории, выросла внутри «Элекарда». Просто это не совсем наше направление, скорее, боковое ответвление и прежде чем говорить о разработке продукта, необходимо исследовать предмет. У компании нет возможности заниматься не вполне профильными научными исследованиями. А пока нет каких-то научных результатов, то и продукт может не получится.

Но зато есть инициатива Минобрнауки, которая с федеральной целевой программой инновационного развития как раз направлена на то, чтобы стимулировать решение задач, требующих дополнительной научной разработки. Сопутствующее финансовое сопровождение от государства позволяет получить определенный результат. Далее коммерческая компания этот результат подхватывает и начинает на его основе создавать продукт или услугу — уже вполне материальную ценность.

И основная задача этой лаборатории, по факту, соединить научные исследования с бизнесом.

Опыт сотрудничества «Элекарда» с институтами развития насчитывает уже не один год — это не только федеральные целевые программы, но и работа с профильными фондами. Так, компания неоднократно принимала участие в программах Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, часто называемого просто Фондом Бортника:

— Благодаря Фонду Бортника мы поняли принцип взаимодействия по схеме государственно-частного партнерства. Мы с фондом сотрудничали в 2007, 2009 годах. Тогда «Элекард» выиграл конкурс на 8,7 миллиона рублей на создание продуктов, направленных на импортозамещение, связанных с цифровым телевидением. Там была целая серия продуктов, начиная от серверных решений и заканчивая цифровыми телевизионными приставками. Сейчас эти продукты созданы и успешно продаются — вышли на зарубежные рынки, на экспорт.

Только налогов с продуктов, разработанных в результате проекта, нами уже выплачено в несколько раз больше, чем было получено денег на разработку этих продуктов из Фонда. Не говоря уже о выручке и организации дополнительных рабочих мест и о том, что в результате нашей работы другие компании (в том числе, и российские) получают материальные ценности, которые позволяют им реализовывать свои задачи

Таким образом, есть вполне положительные результаты взаимодействия с фондом.

У нас есть и стартапы, которые отпочковываются от «Элекарда» и тоже пробуют участвовать в грантах от Фонда Бортника. Результатов больше положительных, несмотря на то, что стартап — это всегда рискованное мероприятие. Есть и серьезные успехи у некоторых компаний.

Фактически, вы для себя разработали системную модель сотрудничества с фондами?

— Да. Чем отличается деятельность обычной коммерческой компании от деятельности компании, которая работает с институтами поддержки? Тем, что требуется дополнительная формализация процесса.

Вы сделали работу, теперь нужно написать отчет — формализировать этот результат. Если раньше мы делали продукт и даже не задумывались о том, чтобы пойти на сертификацию, получить патент, как-то это оформить, то благодаря работе с фондом Бортника мы поняли саму суть: как оценивается со стороны наша деятельность.

Для коммерческой компании в формализации нет необходимости. Если у них есть свое ноу-хау, его никто не может как-то утащить, то особо люди и не заморачиваются оформлением. Но благодаря взаимодействию с фондом, мы научились это делать правильно, это дало нам дополнительные плюсы, дало возможность показывать наши собственные заслуги. Сейчас у нас порядка 30 патентов, зарегистрированных продуктов, это интеллектуальная собственность, которую можно оценить внешними инструментами, не внутри компании, а снаружи.

А дальше с фондом вы будете взаимодействовать?

— У фонда очень много интересных конкурсов, которые позволяют взаимодействовать не только на уровне старта. Например, в прошлом году мы пробовали участвовать в конкурсе «Экспорт-14», его цель — поддержка компаний, производящих экспортоориентированный товар. Мы фактически на 100% подходим под эти формальные требования, потому что 90% выручки у нас идет с экспорта программной продукции.

В этом году несколько конкурсов интересных открываются. Например, конкурс по коммерциализации, когда компания, завершив стадию научно-исследовательской и конструкторской работы, создает что-то, уже похожее на продукт, но дальше требуются определенные средства, чтобы его продать. В частности, на участие в выставках, продвижение, какие-то рекламные материалы и так далее. Фонд идет на то, чтобы компенсировать часть затрат, которые компания в это вкладывает.

Еще один интересный конкурс в этом году — это кооперация, когда большая компания, чтобы уменьшить свои риски, заказывает разработку чего-либо малой инновационной компании. И половину суммы, если я не ошибаюсь, Фонд Бортника компенсирует большой компании. То есть, уменьшает риски и повышает вероятность сотрудничества больших и малых компаний. Очень интересная инициатива, в которой мы тоже хотим поучаствовать и оценить результат.

Каким складывается общее впечатление от работы с институтами развития? Что бы хотелось изменить в процессе взаимодействия с ними?

— Самое хорошее, что заметно за всю историю нашего взаимодействия с институтами развития, это то, что они меняются и меняются в сторону упрощения всех процедур.

Первоначально было сложно. Во-первых, с точки зрения подачи заявки — требуется готовить большой объем документации, вся она определенного формата. Очень часто в начале пути мы просто не проходили по формальным требованиям, потому что не учитывали какую-то мелочь и все, на первом же отборе выпадали из списка претендентов.

Сейчас, с одной стороны, и мы научились качественнее готовить заявки. С другой стороны, и сами институты развития немного упрощают эту процедуру. Это радует.

Ежегодно «Элекард» участвует в двух десятках событий по всему миру, которые позволяют продвинуть продукты и технологии компании на международных рынках. Среди них — крупнейшие профильные события отрасли:

— Ближайшая выставка, в которой мы примем участие, будет в Барселоне. На Mobile World Congress представлены приложения, продукты и устройства для мобильной индустрии. Сейчас все знают, что компьютеры из настольных превратились в карманные, и все инновационные информационные технологии идут следом за этими устройствами. Естественно, это наш тренд и мы обязаны там быть.

Представлять наши продукты в Испании мы будем при содействии другого института развития — Сколково. Будет организован общий стенд со всеми резидентами Сколково, в том числе, пригласили и нас, за что им большое спасибо, конечно. Уже назначено огромное количество встреч, думаю, что на стенде должен быть аншлаг.

— А каково количество встреч на подобных мероприятиях?

— Это сотни контактов. С прошлой выставки, которая проходила в Амстердаме, мы привезли почти полтысячи визиток. Это очень серьезная работа, тяжелая. Но собрать визитки и запросы — это одно, далее начинается основная работа по уточнению задач и потребностей клиента, вплоть до успешного совершения сделки. В общем, это огромный объем работ, и он дает результат.

— Что будет после Барселоны?

— После Барселоны будет выставка в Пекине, там будут участвовать наши партнеры. С российской стороны от компании будет только один-два представителя, потому что Китай — это особая страна, потому что там иностранцев…. Лучше быть представленным на китайском рынке в партнерстве с родной китайской компанией. Мы так, в общем, и сделали, это дает определенный результат.

Следом идет международная выставка NAB Show, которую проводит The National Association of Broadcasters в Лас-Вегасе, где мы регулярные участники вот уже 9 лет. Нас там хорошо знают, приходят старые клиенты, новые. Это наша выставка, мы на ней обязательно должны быть.

— Какие продукты вы планируете представить в этом году на выставках?

— В Барселоне мы покажем Native Codec SDK- набор программных компонентов для разработки приложений для воспроизведения видео и их легкой интеграции с браузером Google Chrome посредством технологии Native Client. Это инструмент для тех компаний, которые хотят делать свои приложения на мобильных телефонах, смартфонах, планшетах, мобильных компьютерах. Мы даем им возможность сделать все максимально быстро, удобно для себя и как можно быстрее получить конечный продукт. Это происходит благодаря тому, что наш движок поддерживает все операционные системы (ОС) для мобильных устройств, соответственно не нужно держать несколько команд разработчиков — для каждой ОС свою. Достаточно одной команды, которая используя наш инструмент, сделает приложение сразу на несколько платформ.

Следующее, что мы хотим показать — это новый продукт, разработанный еще с одним фондом поддержки — кластером «Информационные технологии» Томской области. В прошлом году мы выиграли конкурс на создание новой концепции видеостены, которую назвали Elecard MovieFlex. Каждый элемент этой стены является автономным, к нему добавляется небольшой компьютер типа смартфона. Вы собираете любую конструкцию любого расположения мониторов, как из конструктора «Лего», и выводите туда изображение, видео, которое может быть очень красиво представлено как просто в дизайне интерьеров, так и в информационном оформлении офисов. И это совершенно новый подход к реализации видеостены.

— Что-то будете показывать, или остановитесь на этих двух продуктах?

— В последнее время мы стараемся не распылять внимание посетителей. Раньше мы возили полный «чемодан» продуктов, люди приходили и спрашивали: «Это все вы сделали? Не может такого быть, чтобы это все сделала одна компания!». Лучше представить один-два-три продукта, чем десяток.

Конечно, наш портфель продуктов создан не за год, он формируется уже третий десяток лет, с 1988 года. Но на выставки теперь стараемся возить только новые продукты: тот, который не был на предыдущих выставках и тот, который лучше всех продается. И этот подход дает определенный эффект, когда люди приходят и фокусируют внимание на флагманах.

«Томский обзор»