best websites of the world

Между iPhone и АКМ

Опубликовано 11.08.2017 г.

— Если есть дизайнер, который знает и психологию, и маркетинг, и производство, и конструирование, и металлообработку, и литье, и штамповку, умеет разговаривать с персоналом и клиентами, — это уникальный человек, супермен, я лично таких не знаю. Есть несколько людей, которые близки к этому уровню, но это мировые звезды, их единицы…

Эти слова Никиты Калиновского, директора томской компании INTEC, относятся не к дизайнерам вообще, а к специалистам в области промышленного дизайна. Никита сам предложил поговорить о «секретах промышленного дизайна» и рассказать о собственном опыте в сфере, где ответ на один из любимых наших вопросов — в чем сила? — пока не очевиден.

Kalinovskiy 1.jpg

Учиться лучше на чужих ошибках

Как отличить вещи, которые являются шедеврами промдизайна? Очень просто, они выпускаются до сих пор и практически не изменились с момента своего создания. Например — американский армейский внедорожник Willys MB. Его сегодняшняя реинкарнация — это джип Wrangler и еще целая серия очень похожих машин подобного класса. Или автомобиль Mini Cooper: за 60-70 лет у него, может быть, чуть варьировался интерьер и экстерьер, вместе с развитием технологий совершенствовалась техническая часть, но принципиально модель осталась прежней. Или, скажем, пылесос фирмы Dyson, в котором нет ни мешков, ни фильтров, ни контейнеров для пыли. Спроектированный в конце XX века, он сегодня выглядит так же, как тогда.

— Почему все смартфоны примерно одинаковые: большой прямоугольник с одной кнопкой? Потому что это оптимальное сочетание по компоновке необходимых элементов: экрана, средств ввода-вывода и коммуникации, аккумулятора, вычислительного блока, — продолжает Никита Калиновский. — Лучшие промдизайнерские решения идеально сбалансированы по всем параметрам. В них нет главного и второстепенного. Важно, как продукт выглядит, как он собирается, из чего производится, как отвечает поведенческим стратегиям потребителя, насколько он совершенен с инженерной точки зрения. Если проседает хотя бы одна из составляющих, продукт не будет достаточно хорош.

Одна из критичных ошибок, по мнению нашего собеседника, — сделать упор на эстетическую сторону и просчитаться со сценарием поведения потребителя. Известный не только специалистам пример — iPhone 4. У него, когда человек брал устройство полным хватом, перекрывалась антенна радиочастотного узла, что приводило к падению уровня сигнала сети и ухудшению связи вплоть до ее полной потери.

— Потом разработчики вставили несколько «костылей», предложили надевать на корпус резиновые бамперы, разъяснили, как правильно нужно держать их телефон. Все заработало, но фейл, с точки зрения промдизайна, был налицо, — отмечает Калиновский.

На том же примере он иллюстрирует другую ошибку — проектирование изделия в отрыве от технической реализации. Разработчики iPhone 4 допустили просчет с антенной, потому что сделали упор на внешний вид. Он был лаконичным, стильным, эстетически выверенным. А того, что пользователь будет простым прикосновением к телефону критически ухудшать параметры антенны устройства, разработчики не учли…

— Третья большая ошибка, которую нельзя допускать, — это дизайн без учета технологий производства. Сейчас мы работаем над проектом, дизайн которого был утвержден примерно полтора года назад. Уже выпущено, наверное, восемь моделей производственных образцов. Потому что есть вопрос: как это сделать? Лить из цветных металлов? Из пластика? Нержавеющей стали? Печатать на 3D-принтере из титана? А какой партией? Ведь мелкие партии — это одна технология, а крупные — другая… Большинство относительно успешных проектов на моей памяти имели больше всего проблем на стадии перехода от опытных образцов к серийному производству. Опытный образец может быть вылизанным до блеска, но потом требуется сделать, может, не такие красивые приборы, но много… И, чем позднее возникают эти проблемы и выше уровень готовности продукта к выводу на рынок, тем дороже стоит каждая ошибка, сделанная в самом начале.

 Anisimov 1.jpg

«Это так не работает»

INTEC, компания Никиты Калиновского, занимается разработкой электроники и программного обеспечения, включая изготовление прототипов, опытных образцов и мелкосерийное производство. В портфеле есть как собственные проекты, так и сделанные для сторонних заказчиков — университетов и научных организаций, медицинских компаний и интернациональных стартапов. Развивать внутри направление промышленного дизайна INTEC стал после не слишком удачного опыта сотрудничества со специализированными отечественными фирмами.

— Биометрический браслет Obereg мы делали совместно с компанией из Москвы, и это был серьезный урок для нас — мы поняли, что вряд ли сможем найти общий язык с российскими промдизайнерскими конторами, — рассказывает Никита Калиновский. — Оказалось, что мы совершенно по-разному смотрим на процесс: для нас он комплексный, а коллеги считают, что им достаточно сделать красивый корпус, и на этом процесс промдизайна будет закончен. Это общероссийская проблема: промдизайнеры обращают внимание только на экстерьер. Но с таким подходом нельзя создать шедевр.

Никита говорит: «Я часто слышу такую позицию: мы нарисуем, а потом инженеры пусть как хотят, так это и реализовывают. Но это так не работает. Физику не обманешь. Промдизайн — это поиск компромисса между взаимоисключающими требованиями. Возьмем, к примеру, гаджет. Он должен быть легким, максимально функциональным, при этом максимально компактным и работать как можно дольше от одной зарядки. И, если отдать предпочтение одному требованию, просядут все остальные. Также нельзя просто взять и сказать инженеру: сделай идеально. Он сделает в своем понимании, но может получиться что-то типа автомата Калашникова. Для своих целей он идеален, но является ли он образцом эстетики, большой вопрос…»

Коллега и партнер Калиновского, Андрей Брызгалов из новосибирской компании «Унискан», поделился своим видением разного понимания сути промышленного дизайна. Условно, это советско-российский и западный, американский, подход. На Западе во главе угла ощущение человека, который будет использовать продукт, — его удобство, удовольствие от пользования. Отечественная же школа промдизайна думает о том, как будет чувствовать себя механизм: он должен работать максимально долго, эффективно и с наименьшими затратами. Поэтому российское оружие считается одним из лучших в мире. Оно надежное и выносливое. Да, пользоваться им неудобно, зато его можно сделать много и относительно дешево, и оно многократно отработает вложенные деньги.

По мнению Калиновского, лучшее решение, как всегда, посередине — между этими двумя концепциями.

Для INTEC пробой пера в промышленном дизайне стал проект Pathfinder — система автоматизации учета парка автотранспортных средств и спецтехники, предназначенная для использования в том числе в условиях Крайнего Севера. Директор вспоминает об этой работе со смесью слегка романтической ностальгии и уже достаточно отстраненного прагматизма:

— Перед нами стояла задача сделать GPS-трекер нашей мечты, — говорит он. — Устройство должно было быть вандалостойким и сохранять работоспособность при любых воздействиях, вплоть до удара кувалдой, выдерживать экстремальные природные условия: низкая температура, конденсат, наледь, вода. Поставленных целей мы достигли и сделали действительно неплохой прибор. В серию он по разным причинам не пошел, хотя порядка десяти устройств функционируют в Томске и на Крайнем Севере. Тогда мы впервые поняли, что неважных вопросов в промдизайне не бывает, и сейчас стараемся как можно раньше собирать user-experience, формировать не только технический и дизайнерский вид продукта, но начинать с пользовательских стратегий.

intec.JPG

Об «игре шрифтами»

Исходя из опыта и комплексной концепции промдизайна, в INTEC выстраивается свой процесс работы над проектами. Аксиома номер один от Никиты Калиновского — каждую тему нельзя рассматривать узко, отдельно от других смежных областей. Соответственно, промдизайнерский проект невозможно закрыть одним-двумя узкими специалистами.

— Мы в INTEC для себя понятия промышленного дизайна и технической разработки не разделяем, но для заказчика это может выглядеть как разные функции, — объясняет Калиновский. — В этом как раз и сила, что за одним столом сидят дизайнер, конструктор, технолог, проектировщик печатных плат, системотехник, программист — все под единым инженерным и продуктовым руководством! Именно усилиями этих очень разных специалистов создается сбалансированный продукт.

Правило номер два: осознанное вовлечение заказчика. Просьбы «поиграть шрифтами» или вовсе «все переделать» в промышленном дизайне (как и вообще в любой  разработке — неважно, «железо» это или софт) могут обойтись слишком дорого обеим сторонам. Поэтому взаимодействие четко разбито на этапы. Первый — формирование и согласование так называемого скетча, или «черного дизайна». В компании делают наброски, которые показывают, как примерно будет выглядеть продукт. Для заказчика это бесплатно — он должен понять, устраивает ли его общий подход, а также сроки и цена. Затем следует системное проектирование, и здесь уже согласовывается все: визуальное и конструкторское решение, техническая часть — каждый компонент под подпись.

— Всё. После этого какие-то критические изменения мы не вносим, — комментирует Никита Калиновский. — Если заказчик все же хочет изменить системный дизайн, мы объясняем, что все придется делать с нуля, и уже потраченные деньги будут выброшены на ветер. Так приходит осмысленное отношение. Заказчик капризничает, когда не знает, чего он хочет. Наша задача — разобраться с его желаниями до подписания контракта. Для этого мы всегда просим прислать маркетинговое обоснование проекта: целевая аудитория, пол, возраст, культурные особенности, достаток и так далее — это входные требования к разработке. Беремся за проект только тогда, когда его осмысленность заказчиком достаточно глубока для того, чтобы он сам эти требования мог сформировать. При такой системе с каждым этапом проблем становится меньше и меньше, а вероятность получить красивый, работающий, технически правильный продукт увеличивается. Заказчик сам участвует в разработке и разделяет с нами ответственность за результат.

Профессионализм промдизайнеров, по мнению Калиновского, измеряется также и умением находить разумные технические компромиссы и доносить их необходимость до заказчика. В качестве примера он приводит еще один проект INTEC — создание для российско-американского стартапа тревожной кнопки в виде кольца NIMB (красивого аксессуара, между прочим, который захотели бы носить девушки). Первоначальные требования были противоречивыми: кольцо должно было иметь радиомодуль для связи со смартфоном, светодиодную индикацию и микроэлектромотор для тактильной виброиндикации. При этом устройство должно быть очень компактным и работать длительный срок без подзарядки от очень маленького аккумулятора. Пришлось объяснять границы возможного и искать, чем готов пожертвовать заказчик. Никита не раскрывает подробностей, но кольцо и вправду получилось симпатичным и завоевало приз Women Choice Awards – 2017 на выставке CES в Лас-Вегасе.

 intec2.JPG

Учиться, учиться и учиться

Пункт номер три отсылает нас к цитате Никиты Калиновского, с которой начинается эта статья: промышленному дизайнеру вовсе не обязательно быть суперменом. Цифровые технологии сильно упростили процесс технологически — сейчас, например, зачастую нет необходимости строить полноценный прототип, вместо него можно использовать 3D-модель. Таким образом, порог входа в проектирование стал ниже, и попробовать себя в этом направлении может гораздо больше людей.

Но все-таки, как быть с талантом, ведь дизайн — это не только (или не столько) технологии, но и особое чутье, фантазия, умение увидеть и создать еще не существующее, спрашиваем мы. И вот что думает об этом директор INTEC:

— Чем отличается талантливый человек от того, кто талантом не наделен? Для достижения одинакового уровня мастерства талантливому человеку нужно тратить меньше сил, но это не значит, что другой человек не сможет достичь того же. Просто для этого ему понадобится больше времени и упорства. Это разные виды таланта: один талантлив в целевой отрасли, другой — в стремлении идти к цели. Цель всех технологий работы с персоналом — снизить влияние человеческого фактора на работу механизма. Соответственно, главное — как выстроены рабочие процессы, а то, насколько человек талантлив, отходит на второй план. При правильно налаженных процессах результат можно получить с командой любого уровня. Возможно, для этого потребуется больше времени, чем с командой звезд. Но со звездами, кстати, еще работать нужно уметь, это, как правило, непростые люди.

В INTEC, по словам Калиновского, уже собралась команда крутых специалистов. Их отбирали специально: кого-то растили со студенческой скамьи, кто-то пришел из других компаний. Принцип работы с персоналом — давать людям развиться в тех областях, в которых они хотят. От этого зависит, насколько они будут эффективны в выполнении задач и какое количество ошибок будут совершать.

— А как развиваться человеку, который хотел бы заняться промдизайном? И… в чем сила, Никита?

— Тому, кто выбирает промдизайн, нужно понимать, что всю оставшуюся жизнь нужно будет учиться, осваивать инструменты дизайнера, конструктора, технолога, — отвечает Никита Калиновский. — Понятно, что к дизайнеру не будет столько требований, сколько к чисто производственному технологу, но он должен уметь разговаривать с ним на одном языке и видеть продукт так, как видит его технолог. Или пользователь, или инженер-разработчик, или сборщик-монтажник… Понимаете? Его задача — посмотреть на продукт с разных точек зрения и сделать его привлекательным для всех, кто прикасается к нему на всем цикле — от производства до утилизации. Нельзя, чтобы продукт пошел в утилизацию, например, в печь и там взорвался, да?.. Главное — иметь желание вникать во все процессы и учиться, учиться, учиться. 

Things 3.jpg