От конструирования к программированию: куда нас ведет четвертая промышленная революция?

Опубликовано 10.10.2018 г.

Четвертая промышленная революция у всех на устах, мы восхищаемся технологиями и инновациями и уже на низком старте, чтобы устремиться в светлое будущее. Но что нас ждет за поворотом промышленной революции, в чем произойдут ключевые и качественные изменения? О логике процесса и ожидаемых изменениях в визионерской лекции «Новая промышленная революция» рассказал член правления Центра стратегических разработок «Северо-Запад» Петр Щедровицкий.


Как отмечает Щедровицкий, разговоры о том, что мы стоим на пороге новой промышленной революции, идут в экспертных кругах уже более сорока лет. На сегодня человечество прошло через два или три этапа оценки тех вызовов, которые составят ядро новой промышленной революции.

«Одна из популярных версий принадлежит исследователям из Германии, она изложена в докладе 2013 года и выделяет четыре основных этапа, которые прошли технологии за XIX и XX века. Компания «Маккинзи», рассматривая эту версию промышленного развития, сделала свою оценку возможного роста производительности труда, который принесут новые технологии. Если паровой двигатель за 60 лет доминирования в промышленности давал рост производительности труда в 0,3 %, то новый пакет, который включает в себя роботов, искусственный интеллект и машинное обучение, может принести до 1,5 % в следующие 50 лет», — пояснил Петр Щедровицкий.

Мыслители XIX века считали, что английская промышленная революция — единственная, которая происходила и которую имеет смысл анализировать и осмыслять. Однако уже в 1910 году появился термин «вторая промышленная революция», и к 30-м годам об этом начали говорить очень многие, пытаясь отделить изменения технологий английской революции от тех, которые происходили в конце XIX – начале XX века.

Однако сегодня появился более широкий взгляд на логику процессов промышленной революции, который осмысляет не столько возникновение инженерных решений, но всю систему труда, благодаря которой эти решения начинают работать, приносить прибыль и давать новые продукты.

«Наше сознание сфокусировано в первую очередь на технических решениях, многие мыслители предполагали, что главным в промышленной революции является смена инструментов. Но инструменты — вещь вторичная по сравнению с нашим мышлением и деятельностью, инструменты нужно придумать и создать. Также далеко не всегда можно новый станок быстро адаптировать под свое производство, изменить производство сложно», — сказал Петр Щедровицкий.

От отмечает, что, с точки зрения разделения труда, каждая промышленная революция осуществляла не только нововведения в создании новых продуктов и решений, но и в области создания новых знаний.

К примеру, в нулевой период промышленной революции в Северной Европе, когда в XVII-XVIII веке туда прибыл Петр I, главную роль играли инженерные компетенции. Инженер становится полноправным участником любого производственного процесса, его вклад в промышленное развитие — создание конкретных установок.

Первая промышленная революция делает большой рывок вперед — она технологизирует проектную работу. Проектировщик отвечает на другие вопросы, нежели инженер: как сделать две одинаковые вещи, и как сделать их экономически эффективными.

Вторая промышленная революция в свою очередь технологизирует исследовательскую деятельность. Исследователь становится таким же обязательным элементом любого производства, как на предыдущих этапах инженер и проектировщик.

«Подразделение R&D появляется в каждой транснациональной компании. Появление независимых исследовательских центров говорит об усложнении систем знаний, без которого невозможно промышленное развитие», — поясняет Щедровицкий.

Сейчас, отмечает Щедровицкий, происходит другой важный процесс: переход к системе программирования.

«Под программированием я имею в виду не только компьютерное программирование, но и социальное, управленческое, культурное программирование — это очень сложная деятельность, которая работает со многими процессами, синхронизируя их друг с другом, новые знания и новые организационные формы возникают, чтобы эти знания могли распространяться», — сказал Петр Щедровицкий.

Он добавил также, что новый формат мышления и деятельности требует и новых систем для объединения, новых организационных форм. Если нулевая промышленная революция характеризовалась кластерами, первая перешла к фабрикам, а вторая — к транснациональным компаниям, новая революция требует новых форм.

«Новая промышленная революция потребует новой организационной формы, и это, видимо, будет платформа. Есть гигантский рывок в размере выработки на одного работника с переходом к платформе. Появилась возможность делать быстрее, лучше, работники получают возможностью включить часть своего времени и ресурсов в платформенную работу и получить доступ к совершенно новым возможностям», — пояснил Щедровицкий.

Он подчеркнул, что важнейшую роль в этом процессе играет предприниматель, так как именно продуктом работы предпринимателя является инновация.