Программные ловушки, хайп и «ген НТИ»: конспект лекции Дмитрия Пескова на открытии «Точки кипения»

Опубликовано 29.11.2017 г.

В ходе открытия коворкинг-пространства «Точка кипения», которое состоялось в Томске 28 ноября, лекцию для гостей события прочитал директор направления «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив Дмитрий Песков. О том, каким извилистым путем идет российская экономика в цифровое будущее, как отделить ожидания от хайпа и какую роль в четвертой промышленной революции сыграют гуманитарии — в нашем конспекте.

песков.jpg

Ловушки госпрограмм

Первая ловушка для развивающейся экономики — это модернизация. Ее основная ошибка, считает спикер, в том, что она ставит статичные цели.

«Когда вы модернизируетесь, вы доходите не до состояния современности, а до состояния, которое было современным, когда вы начинали об этом думать, то есть вы догоняете конкурента, а конкурент в это время сильно уходит вперед. Это запрограммированное отставание», — говорит Песков.

Вторая ловушка — это «инновации», которые из отрицания модернизации и созидания нового быстро стали просто словом для обозначения имитации деятельности.

«У инноваций нет фокуса, инновации — это обо всем, — пояснил Песков. — Так как самая главная компетенция — это симуляция деятельности, то мы очень быстро научились инновации симулировать, их стало очень много. Возьмите любой текст и уберите оттуда слово «инновации», и, поверьте, смысл не меняется. Начал выделяться отдельный вид деятельности — инновационная. Госкорпорации, вузы, компании, вместо того чтобы меняться, заводили новые должности и отделы, которые за инновации отвечают. Если такое появляется, значит, меняться они не хотят»

Очередной ловушкой для российской экономики стало импортозамещение, которое Песков назвал бессмысленным действием.

 «За исключением моментов очень узких, связанных с национальной безопасностью,  импортозамещение означает, что вы хотите впустую потратить деньги. Чтобы сегодня создавать конкурентную продукцию, нужно работать на больших рынках сбыта. Россия, с точки зрения сбыта, очень маленькая страна, в ней платежеспособное население составляет 2-3 десятка миллиона человек. Вы никогда не построите конкурентный бизнес, ориентируясь на менее 1 % мировой экономики», — объяснил лектор.

Однако он отметил значительное изменение последних пяти лет: те люди, которых раньше называли «интернет-фриками из Америки», сегодня добрались до ключевых компетенций и важнейших отраслей российской экономики.

«Вдруг оказалось, что в 2016 году Россия присутствовала на рынке космической отрасли, а в 2017 году взяла и исчезла, потому что все забрали интернет-фрики из Америки, в традиционной отрасли, которую Россия считала стабильной и безопасной для себя. То же самое будет происходить в энергетике, авиастроении, железных дорогах и так далее», — пояснил Песков.

Результатом того, что проблему начали воспринимать всерьез, стали две более разумные государственные концепции, чем «нано», «модернизация», «инновации» и «импортозамещение».


Компании с «геном НТИ»

Первая попытка решить проблему — это Национальная технологическая инициатива, которая начала разворачиваться с 2015 по 2017 год.

«История НТИ стала очень радикальным сдвигом, потому что она предложила: а давайте будем конкурировать на совершенно новых рынках, которые еще только складываются, на которых крупных компаний, которые все держат, еще нет. Но в НТИ не было и до сих пор нет крупных госкорпораций, и мы их туда осознанно не пускаем, потому что практики ведения бизнеса зачастую токсичны, потенциала к глобальному конкурированию нет, а борьба идет в основном на государственные субсидии. Нам нужна гораздо более здоровая атмосфера и более здоровая кооперация», — пояснил спикер.

Сегодня Россия готовится включиться в конкуренцию на рынках, которые откроются только в 20-е годы, и главными героями новой промышленной революции станут компании с «геном НТИ».

 «Мы обнаружили, что на некоторых рынках есть российские компании, которые обнаруживают движение против тренда, которые вдруг оказываются глобально успешными, мы называем их «компании с геном НТИ». Это питерский «Транзас», который держит большую часть рынка морской навигации, севастопольская «Таврида Электрик», которая продает на сотни миллионов долларов миру решения в области энергетических сетей, «Геоскан», которая продает свой продукт «Фотоскан» в десятки стран мира. Такие компании как новосибирская «Оксиал», которая на своем маленьком рынке одностенных углеродных нанотрубок, несколько лет назад еще не существовавшего, стала мировым монополистом. Взяла и разорила всех мировых конкурентов», — рассказал Дмитрий Песков.

Принципиальные отличия

Конкуренция и успех на глобальных рынках — это вполне реальная цель для российских компаний. Но потенциально успешные радикально отличаются, по мнению Пескова, двумя родовыми чертами:

1.                  В них почти нет менеджмента, это компании инженеров для инженеров, которым совершенно не хочется платить дань специалистам по так называемой экономике, управленцам, которые вместо этого пишут информационные системы, которые этих управленцев заменяют и связывают напрямую инженеров с инженерами. За счет этого демонстрируется высочайший уровень эффективности.

2. Science Inside. В основе всех этих компаний лежат фундаментальные научные разработки, которые компании ведут внутри себя и которые опережают глобальный рынок. В одном цехе ведутся исследования и разработка новых молекул, в другом – производство, а в третьем — упаковка. Наука внутри компании существует как часть производственного процесса.


За гранью НТИ

Есть яркие примеры успешной реализации таких принципов, но только в небольших компаниях. А что же делать крупным и государственным предприятиям? Для них есть вторая концепция — «Цифровая экономика».

Это площадка в виде госпрограммы, в которую впервые в российской истории вошел весь крупный бизнес, имеющий цифровые компетенции. Впервые за общим столом оказались, с одной стороны, крупнейшие IT-компании, операторы мобильной связи, лидирующие цифровые банки, а с другой — госкомпании.

«Это логика не волны 20-х годов, а то, что нужно сделать немедленно. У нас есть некоторый технологический бардак, и просто перестроить в светлое будущее невозможно, его нужно сначала оцифровать. При этом, что получится, если оцифровать бардак? Оцифрованный бардак. Но его легче структурировать, появляются данные, которыми можно управлять, появляется механизм обратной связи. Невозможно просто взять и перестроить движение автомобилей внутри города, из некоторой фантазии о том, как это сделать, вначале нужно собрать данные. Тогда вначале появляется сервис «Яндекс.Пробки», на основании этих данных вы можете сделать оптимизацию всех существующих дорог и построить новые, у вас появляется адекватный механизм обратной связи», — добавил спикер.

Он также уточнил, что цикл принятия решений в крупных компаниях очень длинный, и поэтому они такие медленные. Концепция фабрик будущего в логике НТИ появилась пару лет назад, ее внедрение должно было проходить на крупнейших российских корпорациях, на сегодняшний день ни одного внедрения не произведено.

«За это время у нас успели появиться стартапы, стоимость их выросла до десятков миллионов долларов, они уехали в США и покорили американские рынки, а компании только думают о переходе в цифровой формат. Поэтому главными героями цифрового будущего будут не те, кто сегодня работает, а те, кому сейчас 11, 12, 14 лет. Большое внимание и финансирование вкладывается в кружковые проекты, в «Кванториумы», чтобы там было оборудование и не только педагоги, но и ведущие специалисты-практики, которые подготовят будущие кадры, способные конкурировать на этом рынке», — пояснил Песков.


Отделить ожидания от хайпа

Но для всего этого большого строительства нужны новые решения. И в этом смысле, считает Песков, необходимо отделить ожидания от хайпа.

1.       В сфере очень популярных больших данных радикальных изменений в ближайшие пять лет ждать не стоит, потому что на сегодня данные собираются по большей части неправильные.

«Это история, в которую в ближайшие пять лет мы напоремся в здравоохранении, потому что пойдем за модным западным трендом, не понимая его. Если собрать кучу данных и напустить на них искусственный интеллект, он будет лечить нас лучше, чем врачи. Это так только теоретически, в существующих программах-диагностах, например, никакого искусственного интеллекта нет, есть только система статистического анализа, и из-за многочисленных мелких проблем превратить это в постоянную медицинскую практику невозможно. Нужны новые типы данных, недостаточно оцифровать историю болезни, нужны точные достоверные данные, которые специально сконструированы под задачу: научиться ставить ТЗ, добывать, обрабатывать, имплементировать. Это путь минимум лет в десять на национальном уровне с тех пор, как эту задачу мы себе поставим, сейчас мы идем в противоположном направлении», — пояснил Дмитрий Песков.

2.      Искусственный интеллект, по прогнозам Пескова, в следующем году станет таким же громким хайпом, как сегодня — блокчейн. Проблема только в том, что он не так прекрасен, как кажется: работает на очень узком поле задач и, кроме нейросети, пока ничего не работает вообще.

«Нейросетки сейчас представляются как аналог человеческого мозга, но это не так: нейросеть, как человеческий социум, должен пройти через все этапы эволюции от первобытного общества до высокоразвитой технологической цивилизации. На этом хайпе многие успеют заработать, многое случится, но вряд ли это будет эффективно», — сказал спикер.

3.      По блокчейну и распределенным реестрам сегодня все сходят с ума. Как отмечает Песков, в этом есть и положительный момент: за счет хайпа идет быстрое обучение общества тому, что это такое, ведь еще недавно самые высокопоставленные люди в стране не знали отличия биткоина от блокчейна.

«Мы вкатываемся в огромный хайп, и нужно понимать, чем отличается распределенный реестр от блокчейна. Это разные вещи. Будущее распределенных реестров прекрасно, будущее блокчейна не определено, у него есть определенные ограничения, которые не позволят ему быть базовой архитектурой и стандартом в финансовой сфере. Забудьте модное слово «блокчейн» и запомните «хэшграф», возможно, через некоторое время мы будем говорить про это», — добавил Песков.

4. Криптовалюты — это еще одна точка на графике хайпа, которая интересна, но про которую мы не знаем всей правды. И криптовалюты, по мнению Пескова, по-хорошему нужно запретить, чтобы не развалить финансовую систему.

«Разрешенные криптовалюты — это источник неограниченных центров эмиссии. Это то, что апологеты этих систем никогда вам не расскажут. По мере упрощения технологий каждый сможет выпустить свою валюту. Если сегодня разрешить крпитовалюты и неограниченную эмиссию, мы за два года можем повторить финансовый «подвиг» СССР конца 80-х годов», — объяснил лектор.

Он также добавил, что раз запретить их нельзя, их нужно ограничить и взять с них по максимуму налогов, это будет нормальной государственной практикой.

5. Токены — это принципиально важный момент. Токенизация экономики и общественных отношений, венчурного рынка, системы образования, коммунальных услуг — это будущее. В единой инфосистеме будут распределяться права и заключаться контракты, которые дают покупающему право голоса.

«Для университета в эндаументе у обычного выпускника нет мотивации, деньги пропадают. Российские университеты, которые перейдут на токены, получат социальный капитал и деньги, потому что, выпуская токен, вы даете право доступа, которое за выпускником закреплено и позволяет влиять на процессы внутри вуза. И это только маленький пример. То же самое с ресторанами и другими социальными системами, они идеально токенизируются», — отметил Песков.

Доверие — главный вызов

Прорывы, миллиардные рынки не появятся завтра или в следующем году, потому что есть технологические барьеры, которые медленно и со скрипом, откатываясь назад, экономика будет преодолевать.  

Входить в новые рынки, считает Дмитрий Песков, можно только большим набором команд и стартапов, и только в ситуации новых экономических механизмов. А экономические механизмы могут создаваться только в пространстве доверия, которые требуют технологического посредника, например — токенов.

«Любые системы, деловые, политические, доверие уничтожают, для его поддержки нужны костыли. Помимо токенов, это смарт-контракты. Это прорыв? Да. Будем мы все этим пользоваться? Да. Можно ли сделать это на существующей технологической базе? Да. Произойдет ли это в ближайшее время? Нет. Цифровая экономика — это первая набегающая волна, мы намучаемся с оцифровкой бардака… В новую промышленную революцию, которая пройдет в 20-е годы, нам нужно войти с двумя преимуществами — новым поколением талантов, которые способны к глобальной конкуренции, и производственными системами, которые основаны на доверии. Это главные вызовы», — подчеркнул лектор.

Как это доверие формировать, как упаковывать его в технологические схемы и как создавать будущее — вопрос к специалистам гуманитарной направленности, которые, возможно, лучше умеют думать о людях, чем айтишники, заключил спикер.


Текст Алены Альковой